Впервые после переезда побывал в России. Впечатления

Говорят, русские эмигранты бывают двух типов:

  • те, кто, уехав, дико ненавидят Россию и даже не думают приезжать;
  • те, кто, уехав, начинают сумасшедше любить Россию, считать ее самой идеальной страной на свете, восхвалять Путина и ненавидеть Запад.

Мы пока не можем отнести себя ни к одной из этих категорий.

С одной стороны, вернуться в Россию здорово. После длительного времени за рубежом, приятно слышать вокруг родную речь, понимать, что тебя окружают люди с тем же культурным бэкграундом. Многие недостатки, которые прежде выводили из себя, незаметны. Когда не смотришь новости, живёшь в Москве или Петербурге, проводишь время на встречах с друзьями и другими вдохновляющими людьми, кажется, здесь все замечательно. Реальность во много раз превышает ожидания от поездки. Здесь очень хорошо.

Встреча команды моего стартапа Localie.co во Владимире

Серьезно, некоторые вещи в России стали действительно лучше. Из Пскова в Москву мы вынуждены были взять плацкарт на ночной поезд, поскольку купе обошелся бы в 150 евро на двоих. Этот экспириенс нынче несравнимо лучше опыта, полученного в прошлом. Вежливые проводники, по электрической розетке на место, два биотуалета, чистота, аккуратные полки, новые, чистые матрасы и белье. Ласточек все больше, транспорт, в целом, ощутимо лучше. Сильно лучше дороги, открываются целые скоростные магистрали, и в Москве, и в Петербурге новые станции метро и поезда.

Во дворе новостройки в Новой Москве, где живут наши хорошие друзья
На новой станции место Новокрестовская рядом с Финским Заливом в Санкт-Петербурге
Поднимаясь с новой станции метро Новокрестовская, рядом с Финским заливом в Санкт-Петербурге
Благоустроенная зона на берегу Финского залива на стрелке Крестовского острова в Санкт-Петербурге.

С другой стороны, стоит отправиться в провинцию, видишь колоссальную разницу — в людях, порядках и нравах, уровне цивилизации. Стоит включить телевизор — кровавые слёзы. Даже в столицах повсюду заборы, охрана, везде что-то запрещено. Рамки, турникеты, вахтёры. Разделение внутри общества как-будто становится сильнее. Два мира, две России внутри одной страны — без границ или Берлинской стены, но с заборчиками и металлоискателями. Между Москвой и Европой разницы сильно меньше чем между Москвой и провинцией.

Вокруг «Сапсана» — скоростного поезда, следующего между Нижним Новгородом, Москвой и Петербургом, который задаст фору большинству европейских поездов, а стоимость билета идентична с похожими европейскими направлениями — на каждой станции со всех сторон выстраивают оцепление: люди в военной форме, с дубинками и рациями. Чтобы попасть на пешеходный мост рядом с петербургским стадионом, нужно сделать круг километра два по дорожке, ограждённой здоровенным забором, а кое-где оплетённой клеткой со всех стороны — даже сверху! Жутко. Будто ты в тюрьме или концлагере.

Один из сотрудников охраны, стоящий в оцеплении скоростного «Сапсана» на одной из станции по пути из Москвы в Петербург
Уродливые заборчики и ужасное благоустройство на обновленной к Чемпионату Миру по футболу набережной Крестовского острова в Санкт-Петербурге.
Бесконечные заборчики у станции метро «Новокрестовская» в Санкт-Петербурге
Огромные заборы, перегораживающие половину территории парка у стадиона «Арена Санкт-Петербург» на Крестовском острове.

Лично я рад вернуться обратно, в Нидерланды. Хотя при этом немного грустно. Буду скучать по жаркому (в этом году) петербургскому лету и расслабленным прогулкам по Москве. Вкуснейшим суши (в Европе их делать не умеют) и ярким людям, с которыми мы проводили время. Диджитализации и красивым московским вечерам. Закату в Петербурге и замечательным видам на Финский залив. Иванкиным родителям, с которыми ты будто в другом измерении, в месте со сказочной природой. Чувству признания и того, что тебе здесь открыты все двери. Тебе рады. Ты свой в России, в то время как в Европе я все ещё начинаю с чистого листа. Неприметной песчинкой в море.

Извне, глядя на сегодняшнюю Россию, понимаешь, что в какой-то степени нынешнее положение вещей — логическое следствие крайне болезненного для страны двадцатого века. Трагедии, которые начались вот здесь, у перрона псковского вокзала, где в 1917 году Николай II в салон-вагоне царского поезда подписал отречение от престола, просто не позволили иметь стране какую-либо другую действительность.

Мемориальная табличка на вокзале Пскова.

Забавно, но впервые на эту мысль меня натолкнул коллега из Швеции во время командировки, уже после переезда в Нидерланды. На мой обычный ответ на вопрос: “Почему переехал? Как сейчас в России?”, — когда я завел речь о том, что politics sucks nowadays in Russia, швед сказал: “Я считаю, то, что сейчас происходит — нормально для России. После всего того, что было, страна сделала грандиозный шаг, значительно опережающий нормальный эволюционный процесс”.

И ведь не поспоришь! Если объективно смотреть на прошлое России — сейчас здесь, безусловно, лучше, чем когда бы то ни было. Русская интеллигенция никогда это не признает, как не признавала и рассвет своей цивилизации в 1914-м. Мы — особенная нация, которая, в первую очередь, видит проблемы, и никогда не может успокоиться, насладиться достигнутым. Открыто заявить о том, что все хорошо. Гораздо лучше чем было.

Тем не менее, я все равно рад вернуться обратно в Нидерланды. Ведь людям, которым симпатична глобализация, которые разделяют ценности и идеалы прозрачности, честности, дружбы, мира и открытой конкуренции, которые мечтают делать что-то масштабное, — несмотря на все улучшения, по-прежнему в России непросто.

Но эволюционный процесс идет. И я определенно поставил бы на то, что спустя годы, я и другие русскоязычные экспаты, раскиданные по всему миру, получат всё для развития в родной стране — как минимум, не меньше возможностей, чем у них есть сейчас в странах Европы, Америки, Азии и в Австралии.

Пруд с розовыми фламинго в Новой Голландии, Санкт-Петербург
Благоустройство и уголок для игр в ростовые шахматы и морской бой в Новой Голландии, Санкт-Петербург
Уголок для игры в петанк и бесплатные стулья для всех желающих посидеть на острове Новая Голландия, Санкт-Петербург. После 7 месяцев жизни в настоящей Голландии забавно отмечать огромное количество деталей нидерландского быта, которые скопированы и на 100% точно реализованы на парке-острове в Петербурге.
Воздушный шар над знойным вечерним Петербургом
Вид из окна нашего номера люкс в Park Inn Pulkovskaya, Санкт-Петербург

Короткие заметки от меня каждый день! В Телеграм-канале @nicknedme. Подписывайтесь!