Спустился в метро впервые после теракта

Странные ощущения, когда заходишь в метро впервые после теракта. Сегодня я в Петербурге, и решил не изменять сложившейся традиции пользоваться общественным транспортом. Здесь он чистый, нет давок, достаточно эффективный и быстрый. Часто до центра с Парнаса получается добраться быстрее чем на такси. Плюс общественный транспорт здорово отвлекает тебя: ты смотришь на других людей (публика в петербургском метро приятная), рекламу, тренды, какие-то интересные штуки — короче то, что нужно, чтобы выбросить из головы рабочие заботы и настроиться на свой лад.

Взрыв в вагоне поезда метро в Петербурге произошел в прошлый понедельник — 3 апреля. Прошло полторы недели, но я чувствую, что город отчетливо помнит случившееся, и эта рана затянется еще не скоро. Обсуждать трагедию не хочется. Об этом помнят, но, чаще всего, молчат и стараются не говорить. Слишком тяжелая тема, и прошло совсем немного, чтобы переварить все это. Тем не менее, уже в первом же автобусе, на который сажусь, слышу, как студенты обсуждают теракт. Один парень заверяет другого, что силовики были в курсе заранее, знали едва ли не день и время, когда должно это произойти, но самого террориста определить не смогли. Звучит логично. Посмотрите сериал «Родина», пятый сезон. Действие происходит в Берлине, и там очень ярко и четко показано, как спецслужбы пытаются предотвратить теракт в подземке. И как у них получается все знать, ожидать, но быть постоянно на один шаг позади террористов.

О том, что петербургское ФСБ было в курсе готовящегося теракта подтверждает источник «Коммерсанта».

Вообще, если бы не слаженная работа разных людей из разных ведомств, жертв 3 апреля в Петербурге было бы куда больше. Если бы машинист поезда, в котором произошел взрыв, остановился в тоннеле, число жертв перевалило бы за сотню. Многие задохнулись из-за дыма от тлеющего вагона, других могли бы задавить в давке из-за паники, третьи, возможно, получили бы несовместимые с жизней травмы от удара током — в тоннеле под поездом расположен контактный рельс, напряжение на котором — в районе 825 Вольт.

Помимо взорванной бомбы в вагоне, еще одно устройство, по силе превышающее предыдущее в 3-4 раза, было спрятано в сумке, которую бросили на станции «Площадь Восстания» — одной из самых загруженных в петербургских метро, расположенной под Московским вокзалом на Невском проспекте. Эта бомба чудом не взорвалась — студенты в автобусе обсуждали, что все из-за того, что, едва завидев подозрительный предмет, и зная о готовящемся теракте, спецслужбы включили глушилки, заблокировав мобильную связь, тем самым не дали по звонку активировать детонатор и спасли жизни еще десяткам людей. Насколько это правда — не знаю. Слухи, конечно, но очень похожие на действительность.

То, как город повел себя во время и после теракта, достойно гордости. Взаимовыручка петербуржцев, бизнес, который впервые за всю историю новой России, начал бесплатно оказывать услуги, чтобы помочь людям в трудной ситуации — это вселило еще большую веру и любовь в наш уникальный Петербург. Здесь не пропадешь, здесь замечательные люди.

Каково впервые зайти в метро после теракта?

Тревожно. Грустно.

Я, как и всегда, ехал по той самой второй, синей ветке, где и погибли люди 3 апреля. Честно говоря, всегда только ее и использую — моя жизнь в Петербурге и большинство любимых мест находятся на ее станциях. Через пару часов вот проеду ровно тот самый участок, где все произошло, по пути в аэропорт. А перед написанием этой заметки ехал с самого верха линии в центр.

Заходили ли вы когда-нибудь в метро вскоре после теракта? Что при этом чувствовали?

Я словно попал на мемориал. Каждая деталь напоминает о случившемся. Тот же цвет линии, те же станции, такой же поезд, и такие же люди как ты и те, кто тебя окружает, ехали в том самом злосчастном вагоне. Смотришь по сторонам, и видишь вот это видео. Который каждый из вас уже определенно точно смотрел.

Изменилось ли что-то в метро? Как там вообще сейчас?

Перед рамками металлодетектеров, которые стоят на входе в каждую станцию петербургского метро уже года два — группа полицейских, человек 5-6. Я прохожу мимо них вплотную с рюкзаком за спиной, в котором два ноутбука и камера. Меня не проверяют — полицейские заняты молодым человеком со спортивной сумкой, говорят с ним о чем-то.

Звук на рамках в петербургском метро работает. Многие злопыхатели после трагедии начали тут же начали искать виновных стрелочников. Было много критики в адрес метрополитена: рамки понаставили, а работать они не работают — ничего не мигает, не пищит же! Когда количество таких обвинений достигло критической массы, руководство метрополитена заявило, что звук был выключен специально, чтобы не создавать раздражающий фон для пассажиров и сотрудников. Но если вы не верите — то пожалуйста, держите — ради эксперимента звук включили, и теперь петербургская подземка действительно звучит так, как и писали недавно на «Медузе»: ПИИИИИИИИИИИИИИИИИП.

Конечно, толку от этого нет. Мы все носим с собой ключи, нотбуки, другие металлические предметы. Досматривать на входе каждого — значит устроить здоровенные очереди на входе в метро, примерно такие:

Спустившись вниз, инстинктивно сажусь в последний вагон поезда (говорят, террористы не устраивают взрывы в последним вагоне, поскольку взрывная волна уйдет в тоннель, следовательно жертв и разрушений будет меньше), и еду, оглядываясь по сторонам. Страха нет, но есть грусть и тревога, которые, конечно, уйдут в ближайшее время (жизнь не стоит на месте). Очень надеюсь, что впредь они никогда больше не вернуться из-за очередного трагического события.

Пусть у каждого из нас все будет хорошо.