Александро-Невская Лавра и пара слов о религии

Вы, наверное, никогда не предполагали, но я прекрасно знаю, из каких книг состоит Библия, как устроен обряд литургии и вечерни, чем отличается амвон от дискоса и многое другое, связанное с православной религией. Кажется, на страницах блога я пишу об этом впервые — но в малом возрасте, лет с пяти и до четырнадцати, церковь была неотъемлемой частью моей жизни.

Так уж сложилось — в первую очередь, из-за родителей. Их в церковь привела моя болезнь. Когда я был совсем маленький — в два-три года — достаточно тяжело заболел. Что-то связанное с желудком — только что, никак никто не мог понять. Меня возили по крупным больницам: сначала Украины, потом я лежал даже в Австрии и Германии (чего, конечно, совершенно не помню — кроме каких-то эпизодических отрывков), но нигде мне не могли помочь. Со слов мамы, однажды, когда я находился в критическом состоянии, она начала молиться, и произошло чудо: прямо на ее глазах показатели моего пульса, давления и температуры начали приходить в норму. Стоило ей закончить — вновь начинали расти. Мама говорит, это стало для нее определяющим моментом, после которого она уверовала. Следом подтянулся и папа.

Мне сложно судить о том, было ли то чудо, либо обычное совпадение. Но вскоре после этого мама решила забрать меня из больницы, и привезти домой. Больше к традиционным методам лечения она не прибегала — просто посадила меня на диету и начала часто водить в церковь. Такой метод действительно помог — болезнь быстро ушла в прошлое. Но и по ее уходу еду мне старались готовить диетическую, и в храме мы были частые гости. Настолько частые, что в шесть лет меня пригласили прислуживать священнослужителям в алтаре — быть пономарем. Может даже как-то с вами фотокарточками поделюсь 🙂

В алтарь я проходил до 12 лет — до того времени, пока не перестал посещать церковь. Перестал в силу объективных причин. Будучи как минимум несколько раз в неделю на церковных службах, я познакомился с темной стороной религии: то, как священники делят деньги, отданные в качестве пожертвований, их шуточки, грехи и, порой, лицемерие. Отдельная тема — сами прихожане храмов. Среди них было огромное количество «фриковатых», продвигающих темы близкого конца, совершенно неадекватно относящихся к окружающему миру, не соблюдающими заповеди Божьи, весьма враждебно настроенных к любому инакомыслию и отнюдь не источающими любовь, как то учит Библия. Церковь — это вообще, отдельное общество в обществе, живущее по своим правилам и канонам, противопоставляющее себя остальному, внешнему миру — «мирскому» обществу. Ближе ли церковные люди к Богу? Каждый сам для себя отвечает на этот вопрос. У меня был очень плохой опыт, после которого я стараюсь обходить храмы стороной. Огромное количество негативных воспоминаний из детства связаны именно с церковью.

Парадокс — я верю в то, что над нами что-то есть, и в число атеистов никак себя отнести не могу. Но к христианской религии, как организации, мое доверие навсегда потеряно. Мне кажется, Бога куда больше в нашей повседневной жизни: в добрых поступках, которые мы совершаем, в единении с природой, в общении с близкими и родственниками, в заботе о них, — чем в православных храмах. Именно «мирское» общество всегда двигало человечество вперед, именно благодаря нему мы больше не живем в мрачном Средневековье — последние несколько десятилетий, благодаря прогрессу, человечество гуманно как никогда прежде в своей истории.

Как правило, в православных храмах и, особенно, на территории монастырей — очень давящая атмосфера. Но, как оказалось, исключение из этого правила есть. Прошлой весной я впервые оказался на территории Александро-Невской Лавры, и мне там несказанно понравилось. Тишина, легкость, отрешенность и будто бы соединение всех времен, что существовал этот монастырь, воедино. Очень приятное место.

1. К красивым монументальным сооружениям комплекса ведет узкая пешеходная улочка, мощеная булыжником.

2. На этой улице уже становится сложно понять — в каком ты году, в каком веке.

3. В одной из стен — вход на старинное кладбище первых годов существования Петербурга.

4. Монастырь от кладбища отделен речкой.

5. Архитектура великолепна!

6. Какие окна в монастырском корпусе!

7.На календаре — 5 апреля. В Петербург начинает приходить весна.

8. Аллея с поросшими мхом деревьями.

9. Еще одно небольшое кладбище, на котором уже могилы более свежие, чем в Некрополе у входа.

10. Здесь много советских памятников, коммунисты активно использовали эту территорию для могил своих деятелей. Захоронения, в основном, выполнены до 1940-х.

11. Памятник бригадиру и инженеру-технологу, «трагически погибшим на посту трудового фронта завода им. Марти» в 1923 г. — весьма любопытный сам по себе. Это стык времен, по сути. Года, когда общество менялось с необычайной скоростью и совершенно радикально. И все это здорово прослеживается в памятнике: во-первых, орфография — новая, а сам шрифт старый; во-вторых, идея похоронить людей, погибших на своем рабочем месте, на территории монастыря и с таким классическим, если не сказать величественным постаментом — отдается революционном романтизмом тех времен.

12. Прямо посреди кладбища — величественный собор. Архитектура петербургских храмов мне нравится больше всего.

13.

14.

Очень крутая атмосфера здесь, стоит заглянуть, если вы в Петербурге.

Другие интересные заметки о Петербурге в моем блоге:

Много других статей — по тэгу «Санкт-Петербург«.

Раз в две недели по понедельникам я присылаю свои друзьям персональный e-mail, в котором делюсь своими мыслями о событиях последнего времени и рекомендую самые интересные статьи в блоге, вышедшие за последнее время. Нажми сюда, если тоже хочешь, чтобы я присылал тебе это письмо!